Previous Entry Share Next Entry
Гаудеамус игитур. Глава 19.
ladygodiva77

 


  Первый звоночек, первый шаг на пути, который привел Лию к совершенно иному взгляду на мир, случился совершенно неожиданно. И это был чистый инсайт. Так, мы можем очень долго стукаться лбом об очевидные вещи и не понимать их значения. Как будто между нами и истиной лежит некая пелена. Или, скорее, мы просто не способны, хотя бы мысленно, подняться чуть выше, чтобы обозреть более широкий план, более масштабный ракурс.

   В одной из теоретических дискуссий, пытаясь соизмерять свой объем знаний и объем знаний своих оппонентов, она вдруг внезапно поняла, что они ничем не лучше ее. Их знания не пришиты к бумаге и ни обернуты ни в какой диплом. Хотя и цену этим дипломам она уже давно знала. Более того, они излагали знания или теории, которые до них были заботливо собраны другими людьми, а до них  - еще раньше – теми, кого называют звучным словом «предки». И вот так, вставая метафорически на плечи друг другу, все они пытались дотянуться до полноты знаний. Которой на самом деле ни у кого никогда не было.

 

Тогда как-то внезапно для нее померк свет чужих авторитетов, которые оказались обычными людьми – не лучше и не хуже ее. Людьми, однако, которых однозначно не было смысла боготворить, а иногда и не всегда было за что уважать. Лия вдруг обнаружила себя таким же носителем истин, как и они все.  Так, почти в одну секунду, она совершила какой-то гигантский прыжок из состояния, когда ей казалось, что она еще ничего не умеет, до состояния, когда она ощутила, что может практически все.

   Именно тогда в разговоре с другом, которого раньше она невероятно ценила и к каждому слову которого трепетно прислушивалась, на его фразу, что если у тебя нет счастья, то ты его еще не заслужила, она расхохоталась ему в лицо. Какая-то буйная радость заиграла в ней в этот момент, потому что она знала, что достойна – теперь -то уж точно достойна всех благ этого мира.

   Когда нет авторитетов, у тебя есть только один путь  - опираться в изучении этого мира только на себя и свои ощущения. «Пока тело не увижу, - не поверю». – Эта фраза из старого детектива стала ее ориентиром на долгое время. Пока не появился Элл…

   Казалось, что главной его задачей, словно делом всей жизни, было оторвать тебя от всех твоих привычных представлений о мире, которыми ты обрастал с самого детства, формируя костяк и остов пространства, в котором ты живешь. Он вытаскивал тебя, как беспомощную улитку, выдирая из раковины, уводя от всех возможных ориентиров и гарантированных истин.  Мир в его руках превращался в пластилин, из которого он, прямо на твоих глазах, лепил все, что его душе был угодно.

  Но главное – она поверила, что он знает то, чего не знает никто другой. При этом знает не только про мир и его устройство, но и про нее саму – про Лию. Иногда он невероятно точно угадывал и ее мысли, и ее состояния, и истоки ее проблем. Иногда же его фразы были настолько туманны и размыты, что ей с трудом удавалось уловить их смысл. Но она пыталась – искренне пыталась… До тех пор, пока не привыкла в каждом его эпическом пассаже находить хотя бы одно слово про себя. Наверное, именно в тот момент Элл стал для нее пророком – совершенно невероятной и уже совсем нечеловеческой фигурой с неограниченными возможностями.

  То, что такое в принципе может быть, не подвергалось ею сомнению. Есть же Саи Баба, который материализует алмазы из воздуха на глазах огромного количества изумленных людей. Жила когда-то и баба Ванга. Так почему же нет?

   - Закрой глаза. Просто закрой.  – Его голос звучал тихо и по-отечески успокаивающе. – Каким бы ты хотела видеть этот мир? Придумай его.

  - Я…не знаю. – Ответила Лия растерянно.

 -  Значит будешь жить в нашем. – Он засмеялся и подмигнул Катьке.

 - А какой он у вас? – Лия открыла глаза и недоуменно посмотрела на них обоих.

  - С розовыми зайцами под лиловыми кустами. – Катька довольно хихикнула. А еще там есть Драконы. Разноцветные, между прочим. Тебе какого цвета Дракона подогнать? – Она смотрела на Лию, и озорные чертики плясали в ее глазах.

 - Дракона? Погоди! Дай подумать.  – Лия уже включилась в эту игру, которая показалась ей забавной.

  - У нас, кстати, и карта местности уже прорисована. Чтобы не запутаться.  – Катя вышла в соседнюю комнату и вернулась с большим рулоном плотной бумаги. Резким рывком она бросила его на пол, разворачивая. – Вот это, видишь, Замок. Это самая главная часть. Тут все и творится. Ну в смысле происходит. Это кусты с зайцами,  - она поползла пальцем вверх от Замка по бумаге. – Это садик Маши, - провела рукой левее.   – А это берег океана.

   Лия обернулась в поисках ручки или карандаша, нашла какой-то кусочек воскового мелка и поставила крестик рядом с самим берегом.

 - Что это? – спросила Катька.

 - Это берег, на который я вышла из воды.

    Иногда какой-то кусочек текущего опыта цепляет в нас воспоминание, которое словно спрятано до лучших времен. Событие произошло и тихонько осело на дальнюю полку памяти. И вот, будто приходит время понять его и осмыслить, - оно всплывает в совершенно неожиданный момент со всей своей очевидностью и заявляет свои права.

   Когда Катя провела рукой по нарисованной линии берега, Лия мгновенно вспомнила один из снов, которые стали сниться ей с момента знакомства с Эллом в огромном количестве. Они были яркие, насыщенные событиями и почти реальные. Настолько, что казались кусочками настоящей жизни.

    Лия выходила из воды. Выходила медленно, не спеша загребая ладонями соленую прозрачно – голубую воду. Кажется, она была почти без одежды. И выходила на берег так, словно видела его впервые.  Люди бродили по песку, отдыхая, хотя их было не много. Она прошла дальше. Справа от нее высилась большая гора, на которую вел фуникулер. Она села в одну из кабинок. Почему-то ей показалось, что она знает, куда едет. Это был Драконий Замок. И в этом путешествии вверх, а потом обратно вниз, ей увиделся весь смысл и ее и любой другой человеческой жизни; какой -то бесконечный круговорот. Мужчина со строгим лицом и достаточно неприятной внешностью  в сером костюме и ядовито желтом галстуке приветствовал ее. Он был подозрителен и смотрел на нее враждебно. Но она знала его. Знала, что это нормально. В самом Замке царили полумрак и сырость. Лия постаралась как можно быстрее распрощаться с хозяином и поспешила обратно вниз…

     - Да, - повторила она, медленно обводя восковой крестик, – здесь и вышла.

   Катя удивленно подняла брови, посмотрела на Элла, но ничего не сказала, внимательно наблюдая как Лия ставит крестик на ватмане.

 - Зачем вообще придумывать какой-то мир? – спросила Лия, поднимая глаза.  – Того, который вокруг, мало что ли?

 - Куда ты пойдешь, когда придет время сбросить свой скафандр? – спросил тихо Элл.

  - Сбросить что?

 - Скафандр. Который ты умудрилась прокурить к середине жизни. Небрежно ты относишься к своему телу, но такие вещи понимаются только задним числом. – Элл смотрел ей в глаза, не отрываясь, словно зацепив ее взглядом и не давая ей отвести глаза.

   Лия молчала, не зная, что ответить.

 - Вот именно, - проговорил Элл,  - дав ей пару минут подумать.  – Вот именно. Этот вопрос возникает у людей не часто. Они совершенно не вникают в смысл своего транзита по планете Земля и не задаются вопросом – а что будет дальше. И будет ли это дальше? И только к старости, вдруг понимая, что все, что делалось в жизни вообще не имело смысла, ибо это с собой не взять и не унести, испытав острый приступ страха от понимания того, что эта красивая пьеса вот -вот закончится, они начинают судорожно искать опору хоть в чем-то. Счастлив тот, кто понял это в юности – того не страшит смерть. – Элл прикрыл глаза и откинулся к стене.

  Лия встала, чтобы идти.

  - Начни с «Тибетской книги мертвых», - проговорил он, не открывая глаз.  – И помни – ничего мы не возьмем с собой туда, кроме того, кто есть мы сами, и что вошло в нашу плоть и кровь. И в этом весь ад, и весь рай.


Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5.
Глава 6.
Глава 7.
Глава 8.
Глава 9.
Глава 10.
Глава 11.
Глава 12.
Глава 13.
Глава 14.
Глава 15.
Глава 16.
Глава 17.
Глава 18.


?

Log in

No account? Create an account