Верхний пост.


Здравствуйте!
Давайте знакомиться. Меня зовут Светлана и я интернет-маркетолог. В этом журнале вы можете увидеть хроники моих путешествий с красочными фотографиями, клипы на мои стихи и что-то, что меня очень заинтересовало и заставило остановиться. Также в нем есть мои рассказы.
В области интернет-маркетинга я могу быть полезна в: SEO продвижении сайтов, разработке сайтов, продвижении сообществ в социальных сетях и продвижении каналов Youtube. Подробнее можно посмотреть тут или жмите на кнопку:

А еще много времени и сил я отдаю своему каналу Youtube, где живут веб рассказы, клипы на стихи, интервью с интересными и творческими людьми и много видео с моих регулярных путешествий. Наш канал Youtube тут. Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить новые клипы и веб рассказы.

Ну и самое главное - я пишу книги - прозу и стихи. И всегда рада новым читателям.


Последние изданные книги (кликабельно):
 






promo ladygodiva77 january 2, 2018 20:06 11
Buy for 20 tokens
Если вы едете на Корфу, чтобы насладиться морем - то это совершенно правильный выбор. Потому что Корфу омывается двумя морями: с юга и юго-востока, со стороны Греции - Ионическим морем , а с севера и северо-запада, ближе к Албании - Адриатическим морем. Сам остров достаточно мал - при желании…

Старый город в Ретимно. Остров Крит



Сегодня мы с вами продолжаем наши прогулки по острову Крит и городу Ретимно. Дойдем сегодня до центра и погрузимся в красоты Старого города.

Вообще Старый город – есть, практически, в каждом городе Европы. Он чаще всего представляет собой те поселения, которые вырастали вокруг стен средневековых замков. Европейцы бережно сохраняют архитектуру того времени, хотя современный колорит там, несомненно, присутствует.

У всех таких кварталов очень узкие улицы, часто одной рукой можно дотянуться до одной стороны улицы, а второй – до противоположной. Дороги почти всегда вымощены камнем и кладка достаточно хорошо сохранилась с того времени.

Ну и конечно - такие места – это живая история, замершая в камне.

Конечно, лучше не повторять мой подвиг и выйти на прогулку ранним утром или ближе к вечеру. Потому что тридцать восемь градусов – не самая приятная температура.
Добраться до старой части Ретимно можно пешком, а можно воспользоваться автобусами и паровозиками системы Сити Тур; они паркуются недалеко от центральной площади, напротив порта.

Чтобы убедиться, что вы попали в старый город, нужно найти Ворота Гуора - или, как их чаще называют местные жители — Великие Ворота. Когда-то это были главные ворота ведущие в Ретимно, а сейчас всего лишь маленькая сохранившаяся часть большой венецианской стены, окружавшей Старый город.

И, конечно, если вы не слышите вокруг музыки – настоящей критской музыки, то вы точно не на Крите.

Новая книга - сборник рассказов "Фаечка" пока БЕСПЛАТНО


Друзья, сборник рассказов "Фаечка" увидел свет. Именно сейчас, хотя это будет и недолго, вы можете скачать его совершенно бесплатно в электронной версии. Но я попрошу вас написать после прочтения книги хороший (или плохой, как посчитаете нужным) отзыв на портале Ridero. Ссылка для скачивания книги: https://ridero.ru/books/faechka/

Фаечка. Глава 3. Аристарх

Man, Paint Brush, Painter, To Paint, Colour, Bristles
С Аристархом Фаечка познакомилась на дне рождения подруги. Увидев из окна падающий снег, она, в колготках на босу ногу, выбежала праздновать его пришествие на землю. Фая танцевала под черным небом в тонком платьице, бесцеремонно ловя ртом возникающие словно из ниоткуда снежинки.

Аристарх поспешил за ней, чтобы накинуть пальто. Почему-то он переживал, что она замерзнет. Тогда же он предложил ей написать ее потрет, сказав Фае, что у нее весьма необычное лицо, которое каждую секунду меняет свое выражение.

Аристарх был высоким, большим и уютным, и Фаечке нравилось прятаться в него, утыкаясь лицом где-то чуть выше живота. Она готова была стать моделью такого чудесного художника прямо завтра. Но завтра у Аристарха было важное и нужное дело, которое называлось «работа», поэтому встречаться они могли не так часто, как ей бы того хотелось.

Их заветными днями стали выходные. Аристарх рассказывал Фаечке, какая она открытая, добрая и теплая, такая не похожая на тех ледяных королев, об которых он привык разбивать в кровь свой лоб. Он рисовал ее портрет, а потом они шли на кухню жарить корюшку каким-то особым, известным только Аристарху способом.

А еще они много говорили. И, что уж греха таить, не только говорили. И не только говорили порой в самых неожиданных местах города, поддаваясь тому сладкому и томящему вожделению, которое так естественно однажды между ними возникло, и, казалось, никогда не закончится.

Мама Аристарха поила Фаечку травяными чаями во время простуды и уже почти свыклась с тем, что Фая так прочно вошла в ее с сыном жизнь.

Беда пришла откуда не ждали. Фая вдруг показала Аристарху безымянный пальчик и сказала, что, наверное, пора бы уже…в общем…она готова стать его женой. Аристарх глубокомысленно задумался и изрек, что он пока еще к такому раскладу не готов.

Через месяц Фаечка заметила, с каким интересом Аристарх стал поглядывать на ее подругу. Еще через месяц они снова оказались на том же самом дне рождения, где подозрения Фаечки подтвердились.
Сначала Фаечка хотела напиться, чтобы не видеть этого, не понимать и не думать об этом. Но потом, примерно в середине алкогольного экстаза, передумала. Ей стало интересно разыграть небольшой спектакль. Поэтому она, искусно изобразив невязание лыка, сказала Аристарху, что ее подруга ему явно симпатизирует, а он вполне может чувствовать себя свободным, потому что у нее тоже весьма неожиданно как-то похолодало на душе. Наверное, где-то в глубине Фаечки в тот момент ненадолго родилась и тут же умерла великая драматическая актриса. Потому что Аристарх удивился и обрадовался предложенной ему перспективе и искренне поблагодарил Фаечку за такой исход дела, совершенно не почуяв подвоха.

Мгновенно протрезвев, Фая посмотрела на него каким-то грустным, но по-собачьи преданным взглядом, медленно подтянулась на своих высоких каблуках, поцеловала его в кончик носа и пошла куда-то в сторону, совершенно противоположную Аристарху. Унося с собой звездное небо, с которого медленно падал первый снег и его пальто, бережно накинутое на ее плечи.

Фаечка. Глава 2. Пётр

Worried Girl, Woman, Waiting, Sitting, Thinking, Worry

Фае нужно было всенепременно влюбиться, чтобы ощутить смысл жизни. Каждый раз приезжая из лагеря она говорила дедушке: «Дедуля, у него таааакиееее красивые глазаааа…». Дедушка, задумчиво отхлебывая чай, отвечал: «Знаешь, милая, сколько еще таких глаз будет в твоей жизни…»

Глаза Петра поджидали ее в школьной столовой. Вместе с нагловатым харизматичным лицом и умением показать себя важным и серьезным.

Петр ответил Фае взаимностью, но лучше бы он этого не делал. Его нудные нравоучения перемежались рассуждениями о смысле жизни, воспитательными пассажами в отношении самой Фаи и беседами о Боге. Фая же думала только о том, как же сладко он целуется и какие крепкие у него руки.

Иногда Петр вдруг начинал говорить, что он недостоин Фаи, и исчезал с ее горизонта на пару дней. Фая смутно догадывалась, а скорее узнавала от одноклассниц, тревожно перешептывавшихся по углам, что в такие дни мама Петра испытывала истерический невроз, очевидно явно связанный с ее возрастом. Ей казалось, что Фая буквально завтра родит Петру пятерых детей и испортит любимому мальчику жизнь и карьеру. Она не пускала его домой, и ему приходилось пробираться в квартиру через балкон, благо жила их чудесная семья на первом этаже.

А иногда Фаечку с Петром постигало какое-то катастрофическое взаимонепонимание. В такие дни они никак не могли договориться друг с другом. Например, оно настигло их на общешкольной дискотеке. Петр выпил пару раз по сто грамм водочки, вальяжно расположившись с друзьями на школьной скамейке. Фаечку почему-то затрясло от одного того факта, что ее кавалер подверг себя столь изуверскому испытанию. Ей даже показалось, что какая-то невероятная и чуждая ей, абсолютно демоническая сила, теперь владеет ее возлюбленным, который ругался матом, бахвалился и практически не уделял ей внимания.

Внимательный и вдумчивый доктор – психотерапевт назвал бы это панической атакой, зная, что в детстве Фаечки таким же суровым испытаниям регулярно подвергал себя ее отец. Что Фаечка видела, как он развешивал бумажные деньги на батарее для просушки после того, как постирал их вместе с одеждой в состоянии крайнего алкогольного помутнения. Что приведя домой друзей в таком же веселом состоянии, он включал музыку на своей новейшей стереосистеме и приглашал Фаечку потанцевать. И она не знала, не понимала как ему отказать, поэтому соглашалась и танцевала. Что однажды после дружеско – семейной вечеринки отец семейства отлучился домой, но не смог найти в себе резервы для того, чтобы подняться на нужный этаж и открыть ключом дверь, поэтому стал опорожнять свой алкогольно – мочевой пузырь прямо в подъезде возле почтовых ящиков на глазах застывшей, как изваяние, в дверях Фаечки.

Честно говоря, Фаечка и сама всего этого не знала. Не знала, что это где-то глубоко запрятано в ее памяти, и поэтому ей так не хорошо при виде алкоголя.

Через три месяца, спрятавшись за засаленными куртками в школьной раздевалке, Петр сообщил ей заговорщицким голосом, что им надо расстаться. Что ему надоело носить Фаечкин портфель. Что она опутала его по рукам и ногам и посадила в золотую клетку. И что Фаечка периодически на него так странно смотрит, что ей очевидно хочется с ним чего-то очень взрослого и запретного. Поэтому он решил, что им дальше не по пути.

В голове Фаечки словно выключили лампочку. А на улице погасло Солнце. Мир мгновенно показался ей грязновато-серым и бесцветным. Полдня она бродила по улице без цели, не понимая, куда ей идти и что теперь делать. Потом заботливая одноклассница дважды вытащила ее из окна школьного туалета и другие, не менее заботливые и добрые люди, объяснили ей, что негоже так страдать из-за какого-то идиота. И Фаечка почему-то им поверила.

Через пару лет на вечере встреч одноклассников она ощутила запоздалый прилив тоски и щемящего щекотания где-то в середине грудной клетки, увидев снова нагловатую ухмылку Петра и его пошловатый взгляд, которым он словно оценивал сгодится ли ему снова для каких-то его личных нужд снова Фаечка или нет. Придя домой, она проревела в подушку полночи и решила, что нужно-таки поставить в этой истории жирную точку. И в этом ей помог Аристарх.

Читайте очень скоро в новом сборнике рассказов "Фая". Остальные книги и рассказы живут тут: https://vk.com/stihi_i_sveta

Шторм в Эгейском море.



Если вы хотите искупаться в Эгейском море - а мы с вами сегодня продолжаем знакомиться с островом Крит - то купайтесь сегодня, сразу, как приняли решение. Потому что "завтра" может не случиться. Завтра будет шторм. Не такой большой, который показывают в фильмах - катастрофах, всего-то баллов пять. Но этого будет вполне достаточно для того, чтобы спасатели бдительно следили за вами на пляже и постоянно свистели в свисток в вашу сторону. Им же вас потом вытаскивать из воды в конце-то концов.

Попробовать постоять в воде у берега, безусловно, можно, но если у вас нет в привычке бойцовской стойки из каратэ или хотя бы базовой из цигуна, с опорой на бёдра в присяде, то скорее всего вы будете повержены первой же сильной волной, которая напихает вам песка в купальник, трусы и рот, и вы будете старательно удирать от нее на четвереньках, спасаясь от тягуна - обратной волны, которая в вас так влюбилась, что тащит обратно, чтобы еще раз поелозить вас по песочному дну.

Я, поэтому, предпочла в этот день остаться в сторонке, но заснять для вас это буйство стихии под аккомпанемент шквального ветра и крики испуганных чаек.

Фая. Глава 1. Сережка

Child, Girl, Long Hair, Blond, Sea, Outlook

Фаечка – худенькая сутулая девочка – подросток двенадцати лет взгромоздилась на верхнюю часть скамейки, чтобы прочитать очередную лекцию о времени своей подруге по лагерю.

- Понимаешь, сорок дней – это очень мало. Они пролетят как один день, если ты не будешь мучительно о них думать. Просто - рррраз – и их уже нет.

Подруга недоверчиво смотрела на нее и вытирала кулаком мокрые от слез глаза. Она хотела домой. Но Фая умела уговорить остаться даже черта, если ей это было надо. Она умела придумывать: оправдания, объяснения, формулировки и даже целые миры.

Когда Фаечке было четырнадцать, она придумала себе Толю. У всех девочек были мальчики, и нужно было не отставать от подруг. Толя был, как водится, с трудным бэкграундом. Он употреблял наркотики, а она его спасала. Для доказательной базы создавались любовные записки, которые она писала сама себе левой рукой, чтобы не быть пойманной на похожем почерке. А еще у Толи был друг Серега, чтобы ее подруге Таньке тоже было интересно вникать в перипетии этой чудовищной истории. Таньке, конечно, никогда не удавалось увидеть этих невидимых ухажеров, они всегда были вынуждены срочно покинуть место свидания минут за пять до их прихода. Но история, передаваемая из уст в уста, о том, что двое городских мальчиков приходят по ночам к девочкам из лагеря, имела такой резонанс, что однажды ночная медсестра поставила на подоконник стулья вверх ножками, сделав из них оборонительные укрепления, медленно оглядев при этом всю палату и назидательно произнеся: «Чтобы никто не залез!»

Вторую половину реальности Фаи в то время занимал Тарас. И тоже, как водится, в него были влюблены все девчонки этого заезда. Он прилично прихрамывал, но был при этом апполонически красив, настолько насколько красив может быть мальчик пятнадцати лет.
Тарасу нравилась Светка. Но сегодня он болел и Фая подрядилась принести ему еду в изолятор. Довольная, что она не упускает такую возможность, Фая расставляла тарелки с едой на столе изолятора. Светка – Светкой, а у нее - милой Фаечки – и она была в этом железно уверена – были все шансы отбить такого чудесного парня.

- Зачем ты принесла еду? – вдруг спросил Тарас.

Фая пожала плечами. «Собственно, почему бы и нет» - подумала она.

- Ты ведешь себя как подстилка. Тебя никто никогда не будет любить. Парни не любят, когда девчонки для них все делают. – Он весомо закончил свою тронную речь и начал трескать борщ с преогромным аппетитом.

Фая вздрогнула, словно от удара хлыста, спряталась в свои сутулые плечи и вышла из изолятора.

Вечером она мучительно думала, что бы такого написать Тарасу, чтобы образумить его как-то, или хотя бы переубедить. С вечерней проверкой можно было передать записку в палату парней на первом этаже. Но сегодня звезды легли совершенно причудливым образом и на проверке была старшая воспитательница, которая считала своим долгом усердно вытаскивать тщательно спрятанное под матрасами и в уголках тумбочек не успевшее постираться нижнее белье. Парад взлетающих к потолку девчоночьих трусиков, среди которых были, конечно и Фаины, отозвался в ней волной липкого стыда, поэтому идею с запиской Фая решила отложить до лучших времен.

В конце концов ей было чем себя порадовать. Ведь завтра у нее день рождения. И это был лучший день рождения, какой у нее только мог быть – в этом Фаечка была уверена и тогда, и много лет спустя. В полночь в палате старшего отряда вдруг возник огромный арбуз с воткнутыми в него горящими свечками. И все, кто так долго гнобил и обижал ее – это такое негласное правило любого лагеря – дедовщина старших отрядов по отношению к младшим – вдруг стали говорить ей о том, какая она классная и замечательная, что они ее очень любят, что желают ей здоровья и огромной счастливой любви. А мальчики старшего отряда выстроились в очередь, чтобы торжественно поцеловать ее в щеку.

Потом ее помпезно и с громким зачитыванием клятв приняли в секретное братство старших, где, конечно, все тоже подставляли друг друга и друг над другом издевались, но это было не так обидно, потому что доставалось всем и при этом дружно хохотали над опущенным тоже все.

А потом Сережка принес Васюнчиков. Он протянул к Фаечке сомкнутые лодочкой ладошки и сказал: «Фая, с днем рождения тебя. Я наловил тебе Васюнчиков». Фая подставила ладошки и большие черные крымские тараканы врассыпную выскочили из Сережкиных рук прямо на Фаю. Ей почему-то стало очень смешно и забавно, хотя тараканов она тогда боялась больше всего. И она, восторженно глядя на Сережку, прошептала «Спасибо».

Может быть, у Сережки на самом деле были все шансы на успех в завоевании Фаиного сердца. По ночам он приходил к Фае и мазал ее не жуткой зубной пастой «Лесной бальзам», а старательно раздобытым в единственном в округе магазине кремом «Ольга». Фаечка просыпалась от его запаха, когда Сережки уже и след простыл, медленно размазывала его по своему крохотному лобику и щечкам, остатки всенепременно втирала в каждый пальчик и совершенно полноправно ощущая себя если не царицей, то хотя бы местной королевной, радостно засыпала.

Наступила осень. Сережка уехал. Фая осталась. Она свернула его имя в своей памяти бережно, словно пожелтевший кленовый лист – написала где-то внутри себя осторожно и трепетно – Сережа Есин и убрала на самую дальнюю полку. Сережка уехал. Но у нее остался запах моря. Тот, который у нее никто и никогда не отнимет.

Читайте очень скоро в новом сборнике рассказов "Фая". Остальные книги и рассказы живут тут: https://vk.com/stihi_i_sveta

Гатчина. Осень былого величия.



Мы сегодня будем гулять по Гатчине. Где еще, как не в парках Ленинградской области можно насладиться такой зрелой, спелой и сочной осенью? Золотым кружевом листвы, смело набросанным на яркую синеву неба самым талантливым художником из всех, которых я знаю, - самой природой.

В этом году Гатчина стала столицей. Событие не рядовое, потому что раньше у Ленинградской области не было единого центрального города. Статусом столицы наделялись различные города сроком на один год, и получить его можно было не чаще, чем раз в десять лет. Например, в 2018 году столицей области был Выборг, в 2019 году – Бокситогорск, а в 2020 году – Всеволожск. Теперь же звание столицы будет закреплено за Гатчиной на постоянной основе. Переберется сюда вскоре и местное правительство. Надеемся, что за ним подтянутся и финансы и развитая инфраструктура.

Привечать коронованных особ Гатчине не привыкать: в 1765 году Екатерина II подарила Гатчинское имение своему фавориту, графу Григорию Орлову. Летом 1766 года в имении началось строительство Большого Гатчинского дворца по проекту архитектора Антонио Ринальди, создание пейзажного английского парка и благоустройство охотничьих угодий.

После смерти Орлова в 1783 году владельцем Гатчины становится наследник престола великий князь Павел Петрович. Его дух словно до сих пор витает над городом. Получив Гатчину, Павел Петрович сразу же начал перестраивать быт ее обитателей, рассматривая новое имение в качестве плацдарма для будущих преобразований в масштабах всей страны.

Гатчинское благочиние - архитектурный гимн Пресвятой Богородице.



У Гоголя есть такое выражение: «Архитектура — тоже летопись мира: она говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания». Храмы Гатчины имеют каждый свой характер и свою историю. И чем больше я вижу различных соборов, тем больше понимаю, что каждый из них словно живет своей жизнью, отображая формами своими не только культурное своеобразие эпохи, его родившей, но и внутренний мир и талант зодчих и иконописцев.

Мы начали свою поездку с Павловского собора, построенного императором Николаем 1 в память своего отца – императора Павла. Пределы Собора собранные, словно сноп свечей, венчаются густо- зелеными изумрудными маковками. Строгий и невероятной красивый, сегодня собор не дал нам запечатлеть свою красоту, потому что находится на реставрации и весь закрыт строительной сеткой.
Поэтому мы едем дальше – в Мариенбург, район Гатчины, где в Егерской слободе, красуется уникальная церковь Покрова Пресвятой Богородицы, построенная по проекту проректора академии художеств, академика архитектуры Давида Ивановича Гримма в 1888 году.

Завершим же мы знакомство с Гатчинским благочинием Покровским Собором.

Мыс Фиолент.


Сегодня мы едем в Севастополь. Воспользуемся автобусами, которые едут в Севастополь с автовокзала Симферополя. Их много, можно не смотреть расписание, они курсируют практически друг за другом. Дорога займет около полутора часов, остановок в пути будет не много.

Вокзальный Севастополь тоже оставил у меня впечатление умирающего города, бесхозного и растерзанного временем. Но зато именно здесь мне все – таки удалось найти самое вменяемое такси с отличным сервисом и быстрой подачи машин. Поэтому могу смело рекомендовать Up Taxi для передвижений по городу. Дорога у нас не близкая, поэтому городским транспортом пользоваться не будем. Нам нужно проехать практически через весь Севастополь, чтобы добраться до мыса Фиолент.

Название у мыса, конечно, греческое и переводится оно как Божья земля. Да и сам полуостров напоминает нам, что мы все еще находимся на территории Древней Греции – он называется Гераклейским. Хотя есть и более древнее название мыса — Партений.

Подобраться к Фиоленту можно с разных сторон, и смотровых площадок для обозревания местных красот тут не одна и не две. Но мы будем пробираться к берегу через Свято-Георгиевский монастырь. О самом монастыре я расскажу вам в следующем видео. Но если дорога вас успела утомить, то можно перекусить в монастырской чайной.

Виды сверху открываются поистине впечатляющие. Когда-то они вдохновили Пушкина, вон там внизу по поводу этого события установлена памятная табличка, на написание новых стихов. «Георгиевский монастырь и его крутая лестница к морю оставили во мне единственное сильное впечатление. Тут же видел я и баснословные развалины храма Дианы. Видно, мифилогические предания счастливее для меня воспоминаний исторических. По крайней мере тут посетили меня рифмы. Я думал стихами».