Previous Entry Share Next Entry
Гаудеамус игитур. Глава 14.
ladygodiva77


 - Резонанс – вот то слово, которое может стать стержнем для твоей работы, - Лия улеглась на полотенце, поглядывая из-под очков, как Маша уже плескалась в воде.

 - Почему именно  резонанс? – Лида расправляла небольшое цветастое покрывало, чтобы лечь на горячий песок.

 - Это одно из немногих понятий, которое помогает осознать – насколько все в этом мире взаимосвязано.  Это понятие принадлежит и оптике,и акустике, и электричеству, и механике. Но самое интересное, что оно делает видимым то, что обычно не доступно для наблюдения. Например, стакан, который лопается от дивной арии талантливого тенора. Певец стоит тут, стакан – там, он не трогает его руками и не разбивает молотком, тем не менее, стакан лопается прямо на наших глазах. Древние назвали бы это магией или проделками демонов. А мы ,изучая это в школьном курсе физики, как обычный пример, живем дальше так, словно забываем об этом навсегда. Весь мир полон невидимых нам взаимодействий и резонанс – один из немногих способов нам об этом вспомнить и это увидеть.

 - Я примерно понимаю о чем ты говоришь,  - откликнулась Лида,  - но какое это может иметь отношение к моей работе?

 - Добавь в нее физику и сделай её практическим исследованием, а не просто хаосом гипотез,  которым всегда была философия, если рассматривать её целостно. Музыка – в самом практичном своем выражении – это физическая единица, то есть волна. И эта волна каким-то образом взаимодействует с пространством. Мы же испытываем какие-то эмоции, когда слушаем музыку, и редко можем объяснить, почему они такие, а не другие. И это самое малое влияние, которое мы можем отследить.

- Ты имеешь в виду эти нелепые эксперименты на коровках и помидорчиках, которые якобы выращивались под музыку и давали большие удои и урожаи от прослушивания классики и вяли от тяжелого рока? Меня выгонят с кафедры, - засмеялась Лида.

 - Знаешь, парадокс нашей ученой общественности в том, что за простое переливание одних мыслей в другие, с кафедр не выгоняют, хотя это абсолютно непрактичное применение для человеческой мысли , а за попытку состыковать философскую мысль с точной  наукой  на основе  реальных экспериментов, у нас обязательно выгоняют. Впрочем, профессорские круги консервативны во всех странах и единичные откровения ученых, которые смогли радикально раздвинуть рамки того, что одобряется научным сообществом, стихают в дружном хоре их голосов.

   Скажи, тебя не удивляет, что мы дробим ультразвуком камни в почках, или то, что, что ультравысокими частотами в каждой поликлинике делают прогревания? Есть такой прибор «Витафон», он разработан Военно-Медицинской Академией и лечит  огромный диапазон заболеваний. И когда он работает, то издает звук. Потому что работает на основе звука, который создает микровибрации в организме человека.

  Это, так называемый, вынужденный резонанс, когда мы внешними волнами «заставляем» предмет испытывать колебания. А вот если мы попадаем в резонанс с естественной частотой самого предмета, то начинается самое интересное.

  У всего есть своя частота колебания, даже у гранитной набережной. Мельчайшие атомы  - колеблются.  Мозг человека испускает электрические волны разной частоты, сердце имеет свою частоту ударов, весь мир звучит и поет. И если твоему научному сообществу нужны будут ссылки на работы зарубежных коллег, которые с помощью звуковых волн успешно лечат у детей аутизм, я с превеликим удовольствием тебе их предоставлю.

 - Слушай… - Лида задумалась, как аккуратно сменить тему. Море, солнце, Италия – все это было настолько вдохновляющим и нереально красивым, вкусным, сочным, что её единственным желанием в ту минуту было полностью окунуться в это блаженное состояние и больше ни о чем не думать.

 - Я поняла, - засмеялась Лия. – Просто когда ты поймешь, что все вокруг нас – это волны, потому что даже атомы в твердых телах имеют колебания, а музыка, да и сам звук – это пример конкретной волны, практически единственной, с которой мы можем сознательно взаимодействовать….

 - Почему единственной? Вон с электричеством можно повзаимодействовать. – Лида решила перейти на юмор, чтобы постепенно уйти от сложных научных тем.

 - Можно, - задумавшись произнесла Лия и посмотрела на два больших шрама на пальцах левой руки. – Но не нужо. – Добавила она и потянулась за кремом от загара, лежавшем в большой пляжной сумке.

 - У вас совершенно бесстыдное небо, - сказала Лида, чтобы поддержать разговор. Теперь ей было неловко, что она оборвала полет мысли своей подруги.  – Оно такое яркое, какое, кажется, вообще не может быть на свете.

 - Да ну, - Лия фыркнула или зашкворчал тюбик с кремом, Лида так и не поняла, но не стала оборачиваться.  – Просто тебе непривычно после питерского смога.  – Ты никогда не думала, что вот это – это голубое, на которое ты смотришь, оно не существует.

 - В смысле – не существует?

 - В самом прямом. Его нельзя потрогать. Это не кусочек голубой ткани, ни пластиковый стенд над твоей головой, это голубая пустота. И если ты начнешь подниматься ввысь,  - голос Лии становился более медленным и низким, словно она читала какой-то невероятный рассказ, - и будешь видеть, как все строения на Земле удаляются от тебя и превращаются в крохотные точки, а потом сливаются в один небесно – голубой ковер земной атмосферы, с завихрениями белых облаков на фоне бескрайних океанов, то ты вдруг увидишь и огромный бездонный космос и этот уютный и невероятно красивый глобус. Когда я думаю об этом, то лишь один вопрос возникает в моей голове: «Кто это создал и для чего?»

 - А мне подумалось: для чего я попала на эту голубую планету?

 - Пожалуй, это один из самых правильных и самых главных вопросов в жизни каждого человека. Жаль только не каждый до него додумывается.

  Лида в ту секунду даже не вспомнила ни о разговоре, который состоялся с таксистом, буквально, пару дней назад, ни о том, что до всей это поездки и до звонка Лии она вообще не думала о подобных вещах. А теперь этот вопрос возник в ней так, словно это ей было близко, или словно все эти события посеяли внутри нее некое семя, семя самоосознавания, которое начинало прорастать и рваться наружу.

  - Но у нас есть любители поразмышлять на эту тему, весело продолжила Лия. Например Петя.

 - Петя? Твой младший? Ему ведь всего 11?

 - Ну да. А когда ему было 7 он сказал, что когда подлетал к этой планете, то видел, что она вся покрыта черным цветом, вся она – совсем черная. И именно для этого он сюда и прилетел – чтобы её очищать.

 - Ты серьезно?

 - Да. Мы тогда сидели на скамейке возле дома. Была ранняя весна. И он вдруг сказал: «Мама, вспоминай, для чего мы здесь. Помнишь, как мы подлетали к этой планете? Она была тогда совсем черная. Значит мы здесь для чего?» «Чтобы её очистить?» - ответила я. «Да, все правильно», - сказал Пётр.

 - Да….- задумчиво протянула Лида. – Дети иногда говорят невообразимые вещи. Когда я преподавала в школе…

 - Тебя и туда успело занести?

  - Да. Среднему научному составу в любом Вузе, если только не удастся выиграть грант, живется не особо хлебно, приходится подрабатывать всеми возможными путями. Я преподавала обществознание, и в рамках этого курса – историю религий.  И вот в один из учебных дней, ребенок из шестого класса, чудный мальчик, подошёл ко мне и сказал: «Вы знаете, Лидия Александровна, - сегодня я поверил в Бога». «Почему?» - спросила его я. «Потому что сегодня на уроке биологии мы проходили строение клетки, как в ней вырабатывается кислород и как она устроена. И тут я понял, что такое совершенное устройство мог придумать только Бог, - настолько в ней все удивительно и правильно».

Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5.
Глава 6.
Глава 7.
Глава 8.
Глава 9.
Глава 10.
Глава 11.
Глава 12.
Глава 13.


?

Log in

No account? Create an account