Previous Entry Share Next Entry
Гаудеамус игитур. Глава 15.
ladygodiva77
   

  Марк с наслаждением вытянул ноги на кровати. Они немного ныли после усердных роликовых гонок с сыном, но это была приятная боль. Он давно хотел начать как-то уделять внимание своему телу, сделать его более гибким, выносливым и натренированным, но все никак не получалось.

     Он прикрыл глаза, прислушиваясь к дыханию Лии. Эта привычка появилась у него практически с первого дня, когда он повстречал ее: надломленную, всю состоящую из острых осколков, испуганную, тревожную. Прошло не так много времени с тех пор, как она перестала много раз просыпаться среди ночи, но он все еще прислушивался, хотя и скорее по привычке.

   И тогда, и, видимо, сейчас, она искала в себе и других людях то, что он уже давно нашел. И если бы кто-то спросил его – каков самый главный секрет его жизни, то он бы ответил, что у любой жизни всего лишь один секрет – это смерть. Потому что как только ты понимаешь, что в один прекрасный день все, что окружает тебя сейчас, исчезнет, у тебя не останется выбора, как только найти ответ на простой вопрос: что с этим делать.

Вариантов на самом деле масса: от самоубийства до попытки получить от этой истории, по имени жизнь, по максимуму всего, что можно, пускаясь во все тяжкие;  хотя разница по сути между первым и последним не так уж и велика.  Логические выводы приведут, однако, к необходимости как – то примирить себя и свою жизнь с этим фактом. И с этого момента все будет оцениваться по – другому, и на все будешь смотреть иначе.  Каждый раз с тех пор, когда он впервые это понял, попадая в неприятную ситуацию он спрашивал себя: «Будет ли это иметь значение через 5 лет? Через 10? А через 50?» И таким образом оставлял в своей жизни только то, что на самом деле важно, безжалостно выбрасывая за борт все временное, сиюминутное и эфемерное.

   Факт смерти – настолько тотален, что непременно рождает попытки понять, а зачем ты вообще тогда тут появился, если тебе со временем придется отсюда уходить? Какой смысл в твоих потугах, попытках, дерганиях? И если он есть, и нам внутри самой жизни он не известен, то тогда он располагается где-то снаружи ее? Ибо, где же еще ему быть? А значит после жизни, там, снаружи ее, за ее границами – есть что-то. Какое оно – это уже не так важно, как понять, что оно в принципе есть.

  Большинство людей в итоге именно в это и упираются – в невозможность эмпирически доказать наличие чего-то вне жизни, как нет вроде бы и того, что нельзя пощупать, потрогать, измерить. Удивительно, что логика в этом отношении редко является помощником – люди не готовы думать. Им проще заранее объявить несуществующим все, что не поддается непосредственному восприятию, чем заняться вдумчивым изучением этого вопроса. Ведь тот простой факт, что электрическое и магнитное поля тоже нельзя увидеть глазами или потрогать, не отрицает их наличия.

  Впрочем, поле логических доказательств он с радостью был готов оставить Лие, просто в силу того факта, что жизнь ему доказала и показала все сама. Так уж случилось.

    Бабушка Марка умерла рано. И он достаточно остро переживал ее уход – настолько остро, что, начиная с какого-то момента, она вдруг начала приходить к нему во сне, сопровождая с тех пор его на его жизненном пути достаточно долго. Самый первый сон запомнился ему наиболее ярко. Она сидела на поваленном дереве в каком-то лесу, лицо ее было залито лучами утреннего весеннего Солнца. Она тепло улыбалась и смотрела на него такими любящими и добрыми глазами, какие он привык видеть каждое утро пока она еще была жива. Она сказала, что знает, как ему сейчас трудно. И знает, о чем он думает. И что правильно поступить будет так-то. Но его в эту минуту занимало совершенно другое. Он смотрел на нее и понимал, что именно сейчас он может задать какие-то очень важные вопросы. Быть может – самые важные. И он спросил:

 - Скажи, ба, а правда, что после смерти есть жизнь?
 Она улыбнулась и покачала головой.

- Я знала, что ты спросишь именно это. Как же трудно, порой, бывает до вас достучаться. – В ее голосе не было осуждения, лишь тепло и покой.

 - Что значит – «знала»? Ты можешь угадывать, что будет? Тебе оттуда это видно?

 - Жизнь человека расписана, милый. На много лет вперед. Но не настолько, чтобы ничего нельзя было изменить. Это не так просто понять, как кажется, но свобода воли – не пустое слово. Однако, есть то, мимо чего пройти будет невозможно. И в твоей жизни это тоже будет. Так уж все устроено.

 - И ты знаешь, что меня ждет?

 Она снова улыбнулась. Помолчала какое-то время, словно уклоняясь от ответа.

 - Жизнь после смерти есть. И у многих она похожа на ту, которую он вел на земле. Ничего особенного. Если тебе будет нужна помощь, дай мне знать.

   Марк резко и неожиданно проснулся, словно выдернутый могучей и сильной рукой из под слоя упругой воды, хватая воздух ртом от неожиданности. Кажется, тогда ему было 12…

  Лет через 5, когда он уже привык советоваться с бабушкой во сне, он увидел ночью целую стаю прозрачных сгустков. Словно маленькие кусочки молочно- белого тумана они кружились над ним и звали тонкими голосами: «Поднимайся, Марк. Мы научим тебя летать. Летать». Потом появилась бабушка – на этот раз в виде белого молочного силуэта и сказала:

 - Ты будешь видеть тех, кто умер и у кого какая болезнь.

  Он испугался и пустился от нее наутек. Но она снова оказалась совсем рядом, за его спиной.

 - Не бойся, Марк. Это не страшно.

  Пробуждение было таким же резким и неожиданным. И он к тому времени уже знал – почему так бывает. В противном случае сон мог затереться последующими видениями, и к утру он бы уже его не вспомнил. Такое пробуждение стало знаком того, что он увидел нечто важное, и это надо запомнить. Так и случилось.

  Первый раз он увидел ЭТО, когда с коллегой по работе пил кофе в одной из небольших кофеен в Бари. Белое облако, струясь на Солнце, словно поток теплого воздуха, возникло за спиной знакомого. Он напрягся, но постарался не подать виду. Внезапно он понял, что это друг коллеги, погибший в аварии пару лет назад. Это понимание просто пронзило его изнутри. Как и мысль, которая пришла за ним следом: «Завтра ты пойдешь со мной».

   Она легла в его голову так быстро и бескомпромиссно, словно он подслушал чей-то чужой разговор. Легла, как приговор, готовая фраза, решение, не подлежащее пересмотру. В ту же секунду облако исчезло.

  На следующий день коллегу увезли по скорой с острым менингитом. Из больницы он уже не вернулся – сгорел буквально за сутки. А Марк взял отпуск на неделю и заперся в своей квартире.

  Он думал. Думал много. Потому что видеть бабушку во сне казалось уже понятным и безопасным. А видеть, как НЕЧТО (а может быть и сама смерть) приходит за другими людьми – к этому он был еще совершенно не готов. Два ящика хорошего крепкого виски погрузили его на несколько дней в полную прострацию, но алкоголь не справлялся с теми волнами ужаса, которые периодически накатывали на него, когда он думал, что однажды кто-то вот также придет и за ним.

   К утру пятого дня, когда запасы алкоголя подходили к концу, а он больше был похож на небритого неприятно пахнущего бомжа, больше, чем на успешного офисного служащего, случилось нечто совсем из ряда вон выходящее. Он пытался оторвать свое тело от кровати и проснуться, протягивая руку под диван в поисках очередной бутылки. И вдруг какой-то голос крикнул ему прямо в ухо, так, что он чуть не оглох:

 - Ты что – подохнуть хочешь???

  Марк подскочил на кровати и резко сел, оглядываясь по сторонам. Сердце бешено билось, норовя выскочить из груди. Он пытался отдышаться и одновременно понять – кто это мог быть, так как дверь в квартиру была заперта, и друзей не ожидалось. Но в квартире никого не было.

  Медленно и с опаской он встал с кровати и пошел в коридор, потом на кухню, затем в остальные комнаты. Никого не было.  А отзвуки от утреннего крика до сих пор звенели у него в ушах. В эту минуту он понял, что мгновенно и окончательно протрезвел, и что алкоголь – не решает этой проблемы и не помогает от нее сбежать. Да и белые силуэты немного приятнее, чем окрики по ночам. Значит – рано или поздно – он сможет привыкнуть. Может быть…сможет…

Продолжение следует.

Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5.
Глава 6.
Глава 7.
Глава 8.
Глава 9.
Глава 10.
Глава 11.
Глава 12.
Глава 13.
Глава 14.


Recent Posts from This Journal

  • Вокзал.

    Пожалуй, это лучшее, что мы сняли на данный момент. Я хочу говорить сегодня не о красоте места - Витебский вокзал, конечно, волшебен. А о тех…

  • Осень. Петербург.

    Если лето — это для кого-то самая настоящая «маленькая жизнь», то осень — наверное, маленькая смерть. В самом хорошем…

  • Межсезонье.

    Все началось с радуги. С той, до которой так трудно допрыгнуть. А уж перепрыгнуть которую мы и не мечтаем. Но она заняла полнеба и, наверное, это…


?

Log in

No account? Create an account