February 23rd, 2016

Гаудеамус игитур. Глава 6.




   
    Но самое интересное, что если спросить ее сейчас - а кто руководил ее жизнью, если не она сама, то вряд ли Лия смогла бы дать однозначный ответ на этот вопрос.

 - Мама, а кто будет сидеть с моими детьми, когда я буду до ночи засиживаться в Университете, - спросила Лия, когда они шли на философский факультет, чтобы пообщаться с преподавателями и задать им несколько вопросов.

 - Слушай - ты еще не поступила, а уже прогнозируешь на сто лет вперед, - резонно ответила мама.

 - Я просто знаю, что буду сидеть там и много - много писать, - спокойно сказала Лия.

  С детства эти линованные строчки, бумаги, бланки, тетради - завораживали ее. Ей хотелось срочно заполнить эту пустоту аккуратными буквами. Занести информацию по графам, превратить чистую страницу в искусную вязь письма.
Collapse )

Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5.


promo ladygodiva77 january 2, 2018 20:06 11
Buy for 20 tokens
Если вы едете на Корфу, чтобы насладиться морем - то это совершенно правильный выбор. Потому что Корфу омывается двумя морями: с юга и юго-востока, со стороны Греции - Ионическим морем , а с севера и северо-запада, ближе к Албании - Адриатическим морем. Сам остров достаточно мал - при желании…

"Душа еще жива..."



Душа еще жива, пока
Тебе несу любое «Здравствуй»,
Пока спешит моя рука
Царапать на осколках дней.
Но что лежит в руке моей?
Простое маленькое счастье.
Как будто лучик меж теней,
Как будто лучик меж теней.

Я в будни окунусь потом,
Себя забыв, я все забуду,
Везде искать я стану чудо,
Как будто нет его во мне.
И саркофагом станет дом…
И зазвенит из ниоткуда-
Как будто лучик меж теней,
Как будто лучик меж теней.

Душа еще жива пока
Для новых дум и новых строчек,
Для многоточия и точек,
Для непрожитых мною дней.
И я не сплю. Два мотылька
Выстукивают рифмы ночи,
Как будто лучик меж теней,
Как будто лучик меж теней.

29.01.2011.

Бессонница.



Бессонница стучит по крыше дома
Бессовестными каплями дождя.
Так пусто все, так грустно и знакомо...
И снова не прощаюсь, уходя.

Часы застыли, бег их стал не слышен,
Ложится пыль на полотно картин,
И блекнут краски, и звучат все тише
Шаги дождя за пеленой гардин.

И остаются только те, кто пишет,
Свидетели бесстрастные. Кто вышит
Пунктиром ночи на покровах сна

Лицом к лицу с Вселенною и  болью,
Непринятые кем-то и собою...
И в мире, как и прежде, тишина...

Тебя нет...



Тебя нет.
Нет тепла твоих рук.
Горит свет.
Души взлет.
Время ускорю ли?
Лед, лед
Вековой тает,
Боль вырастает
В липовый мед.

Как стремятся пальцы
Достать до донца
Взятой ноты,
Так я на пяльцы
Солнца
Падаю. - Здравствуй! - Кто ты?

Чем тепло души твоей мне измерить?
Верить!
Страх разбиться -
Не сильнее желанья летать.
Время мечтать!

 2.08.1999 г.

Мой перевал.



Мой перевал тяжел и труден,
Моя Голгофа высока,
Но я ищу сквозь дыры буден
Того, чья выдержит рука.

Того, чье сердце не обманет,
И чья улыбка не предаст,
Того, с кем просто легче станет -
На жизнь, на год, на день, на час.

И я ищу мужскую силу,
Ищу, покорная судьбе.
Чтоб прислониться можно было
Своей спиной к твоей спине.

Июнь 2011 г.

За вечность до любви.



Раны залечил.
Напоил изобильно.
Воздух прозрачен и чист.
И даже водители маршруток
Улыбаются мне просто так.
Люди красивы.
Кто – то сказал,
Что настоящая любовь совсем не эротична.
Сегодня я это постигла…

Пришла домой.
Упилась чужим отчаянием…
Трудно видеть боль
И не иметь возможность помочь…

Collapse )

Осень.



Задумалась осень, как листья собрать,
Как вытравить тонкую прядь серебра,
Хной волосы, может, покрасить?
И, шубу накинув, идет на порог,
И пальцем задумчиво отколупнет
Кусок отлетающей краски,
Зеленой листвы обнажая цемент...
Вся молодость лета – всего лишь фрагмент –
Со стен осыпается роспись.
И дыры уже штукатурит зима,
Побелкой измазаны наши дома,
И стерта художника подпись.

1998 г.

Роман с Петербургом. Прощание.



Серебряными монетами
Ладошки тополиных листьев
Разбросаны на золоте клена,
Разбросаны на золоте клена.

Они смотрят в пустое небо,
И небо такого же цвета,
А нам с тобой пора прощаться,
Нам с тобой пора прощаться.

Колонны мраморных талий
Поддерживают твою историю,
В тумане прячутся люди,
В тумане пряутся люди.

И даже твой холод греет
Мою тоскующую душу,
Но нам с тобой пора прощаться,
Нам с тобой пора прощаться.

2004 г.

Роман с Петербургом. Пять лет спустя.



И окружная не спасает -
Ты для меня все также стар.
Опять трястить в твоем трамвае -
Какой божественный кошмар.

И новостройки словно шрамы,
Хоть красят, говорят, мужчин...
И многокупольные храмы
В расщелинах твоих морщин...

Ты на меня угаром дышишь,
Плюясь потоками машин,
Но я прощаю. Ты - один.
Ты за меня стихи мне пишешь.

2009 г.

О женском.



Кошачая грация
Ощущается бедрами,
Вспоминается вереницей мужчин,
Уходит с родами
Без веских на то причин.
Потом вспоминается
Вяло, осторожно,
Но можно.
Иногда кажется - незачем,
Все и так уж не плохо,
А иногда страх - по крыше горохом
В ожидании первых морщин
И обманувших мужчин.
И когда зеркало начинает врать
Ты вспоминаешь опять
То ощущение,
Когда тянет на приключения.
И понимаешь вдруг за обедом,
Что все твои поражения и победы
Растут изнутри -
Двадцать тебе или шестьдесят три.
И можно не бояться жить дальше,
Подчиняясь законам увядания,
Главное, чтобы придуманные тобой страдания
Не состарили твою душу.

2009 г.

Я не хочу...



Я не хочу, чтобы ты писАлся
Когда-нибудь со словом "был"...
Был мокрый март и ты смеялся,
И Эрмитаж в огнях застыл.

Мы шли по набережной стылой,
Шли мимо запертых дверей,
В Неве туманной и унылой
Плыл свет неясный фонарей.

К нам замерзающий бродяга
Пришел погреться у огня,
И розы отдавали влагу,
В руках растаяв у меня.

Как мне до тебя донести...



Как мне до тебя донести
Эту сладкую боль навылет?
Птица сгорит на своем пути,
Море - из берегов выйдет.

Слово - потеряет свой смысл,
Истреплется, как бумага.
Мысль, пойманная - не мы -
Полет - не измерить шагом.

Глаза - не всегда мудры,
Свет - яркий - в глаза - режет.
В охотничий взгляд орлы
Тоже вкладывают свою нежность.

Итак - мне к тебе идти!
Кто сердце мое вынет?
Как мне до тебя донести
Эту сладкую боль навылет?