Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Верхний пост.


Здравствуйте!
Давайте знакомиться. Меня зовут Светлана и я интернет-маркетолог. В этом журнале вы можете увидеть хроники моих путешествий с красочными фотографиями, клипы на мои стихи и что-то, что меня очень заинтересовало и заставило остановиться. Также в нем есть мои рассказы.
В области интернет-маркетинга я могу быть полезна в: SEO продвижении сайтов, разработке сайтов, продвижении сообществ в социальных сетях и продвижении каналов Youtube. Подробнее можно посмотреть тут

А еще много времени и сил я отдаю своему каналу Youtube, где живут веб рассказы, клипы на стихи и интервью с интересными и творческими людьми. Наш канал Youtube тут. Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить новые клипы и веб рассказы.

Ну и самое главное - я пишу книги - прозу и стихи. И всегда рада новым читателям.


Последние изданные книги (кликабельно):
 






promo ladygodiva77 january 2, 2018 20:06 11
Buy for 20 tokens
Если вы едете на Корфу, чтобы насладиться морем - то это совершенно правильный выбор. Потому что Корфу омывается двумя морями: с юга и юго-востока, со стороны Греции - Ионическим морем , а с севера и северо-запада, ближе к Албании - Адриатическим морем. Сам остров достаточно мал - при желании…

Дальневосточные записки. Глава 15



Я никогда не ощущала мир, как безопасное место. Акушерка в роддоме старалась помочь мне очень сильно, прямо - таки выдергивая меня за ноги из мамы. В результате я родилась с двухсторонней дисплазией тазобедренных суставов, которая сделала мое детство совсем иным, чем мне бы того хотелось.

В одной из поездок к врачу, с целью решить, как же поставить меня на ноги, бабушка забыла дома снимок. Гонять машину обратно ей не хотелось, все-таки целый час дороги в одну сторону. В итоге лечение было назначено не правильно. Нога оказалась прижатой к животу в мышечном спазме. И началась длинная череда больниц и санаториев, которая окончилась операцией, когда мне исполнилось четыре года.

Все это время я училась терпеть. Терпеть, когда в санаториях нас привязывали ночью специальными серыми нагрудниками к кровати, чтобы мы не упали. Терпеть, когда днем нас наказывали за плохое поведение полным игнорированием воспитатели, не давая нам игрушек. Играть приходилось с подушкой или одеялом.

Терпеть, когда в санаторном изоляторе оказывалась одна на десять дней, а из развлечений была всего одна книжка, листок бумаги и ручка. И я садилась у окна и записывала сколько машин проехало под окном и какого они были цвета.

Терпеть, когда вечером просила перебинтовать мне гипсовую лангету, просила тихо, чтобы не разбудить детей, которые уже засыпали. А воспитатели, которые просто про меня забыли, оживленно беседовали в коридоре, хохоча и рассказывая друг другу задорные анекдоты.

И даже терпеть, когда я вывихнула ключицу, а отец сказал мне, мол нефиг плакать, иди и спи. И я, в свои четыре годика, как-то улеглась с маминой помощью с вывихнутым плечом в кроватку, и мужественно пролежала в ней всю ночь, изо всех сил стараясь не плакать, в неестественной позе, с задранным вверх плечом.

Все эти шесть лет неподвижности, потому что на ноги с помощью костылей я в итоге смогла встать только в шесть лет, были школой терпения. Потому что я не могла встать, развернуться и уйти. Даже если очень обидно и очень хочется. Плакать тоже было нельзя. Нужно было молчать и быть мужественной.

Терпеть, правда, приходилось и дальше. Когда дети дразнили в школе хромоножкой, обзывая меня прямо в лицо. Когда взрослые говорили о том же, но более культурными словами, прямо у меня за спиной. Когда класс считал меня кем-то вроде человека второго сорта, зверенышем, непонятным и диким. Поэтому мне регулярно устраивали бойкоты.

Вряд ли я могла им тогда внятно объяснить, что это косяк хирургов, которые умудрились сделать оперированную ногу на полтора сантиметра длиннее, чем здоровую. Но особо доверенным мне нескольким друзьям я гордо в раздевалке показывала шрам на половину ноги.

Остальных я научилась кусать. Поэтому, когда мне было особенно обидно, я впивалась зубами в руку обидчика так, что меня один раз еле смогли оторвать.

Потом терпение стало привычкой. На фоне ощущения, что мне не на кого положиться, кроме себя. Я никогда не ощущала за своей спиной поддержку семьи. Мама в девяностые годы работала за копейки и с трудом могла прокормить себя. Отец сделал вид, что меня вообще не существует и спокойно осваивал с новой женой украденные ею из страхового фонда деньги, покупая себе джипик, строя домик и ремонтируя квартирку. Я в это время со своим первым мужем мыкалась по студенческим общежитиям, собирая порой по копейкам одолженные когда-то ребятам деньги, чтобы хватило на гороховый суп и батон белого хлеба. Это был второй курс университета. И мои первые робкие попытки заработать хоть где-то и хоть как-то.

Когда мне говорят, что я очень сильный и мужественный человек, я теперь пожимаю плечами. Когда-то мне было приятно это слышать. Я могла собой гордиться. Теперь я думаю - послала бы я далеко и надолго такую силу, которая родилась от того, что некоторые уроды сделали твою жизнь в некоторые моменты совершенно невыносимой.

Хотела бы я другую судьбу? Да. Хотела бы. Но у меня другой нет. Но я все еще мечтаю, что когда-нибудь я смогу расслабиться и перестать быть Амазонкой с железной броней, которая научилась прошибать головой стены.

Весна?


Я вот как-то вчера очень четко ощутила, что весна, наконец-то, пришла.

По воздуху и запаху мокрой земли.

По авитоминозу, который мешает настроению подниматься стремительно и сразу с разгона. Оно немного подтормаживает, огладывается, словно не верит, что можно и нужно быть повыше.

По длинному списку косметических процедур на моем столе.

По маячащему на горизонте самолету. Греция открывается. Уруруруру. Можно достать из почты код ваучера от прошлых "сгоревших" билетов и активировать его, активировать, активировать. На тебе, сцуко, коронавирус долбаный.

По утреннему Солнцу. Господи, это такой желтый круглый шарик, который у нас в городе бывает так редко, что местные часто принимают его за НЛО.

И глаза сами начинают открываться в 9 в выходные, а не в 14.

Все это как-то, как минимум, обнадеживает. Согласны?

А вы как встречаете свою весну? )


Дальневосточные записки. Часть 5 - Веб рассказ



Возможно, я смотрела бы на Дальний Восток совершенно иными глазами, если бы не беременность. Этот период, который во многих книжках описывают, как чудесный праздник, для меня был невероятно трудным. Тотальное унижение сопровождает женщину на всем процессе родов в нашей здравоохранительной системе. Это нормально. Так было всегда. Унижение. Хамство. Безразличие. Правда, хирургу я бы поставила памятник. И я уже не помню, что он меня в итоге криво зашил. Потому что перевернуть ребенка не смогли, и пришлось резать. Я не помню, что адски затекли ноги, потому что он делал это так долго. Что потом из-за его швов началось воспаление с температурой под 40 градусов, и я прощалась с только что рожденной дочерью, уже не надеясь ни на что. Что пришлось переливать кровь, потому что гемоглобин упал до 60, и я ползала по коридору, держась за стену. Вы только скажите, если вдруг станет плохо при переливании крови. А может? Да, конечно, анафилактический шок, обморок, вдруг кровь вам не пойдет. Да, доктор, я скажу. Я все скажу, если я не умру. С мужа востребовали деньги в оплату за две дозы крови, хотя он исправно и каждый год совершенно бесплатно сдавал эту кровь в военном институте, который недавно окончил. Мы наскребли из последнего и, конечно, отдали. Хотя в пылу абсурда мне уже стало казаться, что если мы не заплатим, они как-то придумают, как забрать эту кровь обратно. Слушайте в нашей рубрике #вебрассказ продолжение "Дальневосточных записок"


Карантин. - Стихи



Ковид прошелся не только по нашей стране, но и по всему миру. Поэтому слово "карантин" лично для меня станет нарицательным на долгое время. Нарицательным по тому состоянию паники, которому мы склонны поддаваться. В то время, как для меня стало очевидным, что бояться нужно не болезни, а того состояния агрессии, которое возникает у человека, когда его искусственно ввергают в состояние паники. Потому что тогда человек превращается в зверя, а люди - в толпу. И от разъяренной толпы нас не защитят ни медики, ни талантливые врачи, ни изобилие больниц, ни вакцина. И это по-настоящему страшно.

В такие минуты чувствуешь себя Сергеем Есениным, который невольно попал в гущу военных событий в начале 20 века. Что может этому противопоставить человек творческий? Легко ли ему в такой ситуации дается обычный физический труд? Полезен ли он его душе и уму или происходит тотальная ломка личности? Подумаем сегодня вместе, слушая новый #стих на нашем канале.

Мы дождались послаблений от государства? Или не все так просто?



Предпринимателям, которые впервые прошли регистрацию, по решению президента налоговые каникулы будут продлены до 2023 года. Изменение было отражено в Федеральном законе от 31.07.2020 № 266-ФЗ, в первую очередь оно было связано с пандемией коронавирусной инфекции. Во время карантина именно малый и средний бизнес пострадали сильнее всего, согласно новому закону, они получат рассрочку по долгам, сумма которых составляет не более 15 млн рублей.

Читать дальше...

Простуда. - Стихи



Тело болеет. Оно отказалось бороться.
И приказало считать в темноте белых мух.
Телу болезнь, несомненно, зачем-то дается,
Но эти мысли не стоит озвучивать вслух.

Для человека, привыкшего так к достиженьям,
Это смиренья укор и покоя урок.
Тело устало от этого телодвиженья
И для победы рывка не настал еще срок.

Высшая проба: уйти, окончательно сдаться,
Не прекословить. Не спорить. Не делать в ответ.
Тело мудрее. Оно научилось сдаваться.
В слабости тоже, наверно, есть Вечности след.

октябрь, 2019

Длительная самоизоляция. Как выжить в карантин?



Знаменитый психолог Михал Хорс ответит нам с вами сегодня на следующие вопросы:

- почему некоторые не соблюдают самоизоляцию?
- как сделать карантин эффективным?
- как себя мотивировать и планировать время?
- как победить прокрастинацию?
- как не ругать себя, если успеваете не всё, что запланировали?

Дальневосточные записки. Глава Х09



Голые стены, пустые коридоры. Бесконечные семечки, которые хоть как-то спасают от накатывающей волнами тошноты. Соседки по палате. Одна бойко рассказывает о том, что на самом деле в творожных сырках никогда не было и не будет настоящего молока. Ведь там только его заменители и другие искусственные штуки. Другая все время пытается выжить в промежутках между капельницами, бережно неся свой живот в туалет. У нее очень слабые почки. Поэтому отеки никак не спадают.

Ранние подъемы, словно по команде: взвеситься, измерить температуру, доплестись до крохотной столовой. Под тусклым светом единственной лампочки, висящей под потолком, на которую я щурюсь, взять ненавистную манку. Ненавистную еще с детства, когда в меня впихивали ее в многочисленных больницах. Грустная манка смотрит на меня. Наверное она тоже понимает, что я ее ненавижу.

Collapse )

Дальневосточные записки. Глава следующая

Фантазия, Ангел, Небо, Облака, Пейзаж, Света

Я очень люблю гулять по Европе. Расслабленные лица улыбающихся людей, наполненных счастьем и светом. Почему-то я не вижу их столько тут. Такое ощущение, что люди там сделаны в целом из какой-то другой консистенции.

И однозначно, из совсем другого теста там сделаны мужчины. Они умеют ухаживать и заботиться, и умеют это делать красиво.

Очень часто в своих поездках я наблюдала, как совершенно не интересные внешне женщины, абсолютно без косметики и макияжа, ни капельки не переживающие об отсутствии фитоняшных форм, а порой и нагло ими пренебрегающие, получают избыток внимания вполне интересных внешне мужчин. Смотреть на такие пары всегда приятно. Ты понимаешь, что это правильно, и что так и должно быть.

Сельский быт гарнизонных женщин совершенно лишен романтики.Collapse )